Операция порок сердца у новорожденных

Выхаживание детей с врожденными пороками сердца

Выхаживание детей с врожденными пороками сердца

Нормальное строение сердца ребенка

Сердце – это мышечный орган, который постоянно перекачивает кровь по организму, посылая насыщенную кислородом и питательными веществами кровь ко всем клеткам тела. Сердце состоит из двух верхних камер (предсердий, правого и левого) и двух нижних (желудочков, правого и левого). Из правого предсердия кровь через трехстворчатый клапан попадает в правый желудочек, затем в легочный ствол ( один из двух основных сосудов сердца ), а оттуда в легкие. В легких кровь обогащается кислородом и по легочным венам поступает в левое предсердие. Затем через митральный клапан – в левый желудочек, потом в аорту (главный сосуд сердца) и распределяется по всему организму. Кровь, бедная кислородом оттекает по венам от всех органов и тканей и поступает в правое предсердие

При данном виде порока имеется сужение (коарктация, КА) основного сосуда сердца – аорты. Это приводит к повышению нагрузки на левый желудочек сердца, который вынужден перекачивать большой объем крови через узкое отверстие. Сердце начинает быстро увеличиваться в размерах, не справляется с такой нагрузкой и у ребенка развивается недостаточность кровообращения. При резком сужении аорты кровоснабжение нижней половины туловища возможно только за счет функционирующего открытого артериального протока.

  1. при небольшом сужении аорты детей наблюдает кардиолог, контролируя состояние ребенка и размеры сердца. Операция выполняется в течение первых лет жизни.
  2. при выраженном сужении оперативное вмешательство показано в кратчайшие сроки.

В данном случае сужено место отхождения легочной артерии в результате избыточного развития (гипертрофии) мышцы правого желудочка, сама артерия уменьшена в размерах, кроме того, обязательно имеется сообщение между двумя желудочками. То есть с одной стороны создается препятствие для выхода крови из правых отделов сердца, а с другой стороны избыточное количество крови поступает в правый желудочек.

В результате этого возникает двойная перегрузка правых отделов сердца, которая со временем приводит к необратимым изменениям сердечной мышцы. Кожа ребенка имеет синюшный цвет.

К 4-6 месяцам у ребенка могут появиться приступы нехватки воздуха из-за выраженного сужения выходной части правого желудочка (то есть из-за недостатка крови в легких).

Таким пациентам обязательно надо будет делать операцию для восстановления проходимости легочной артерии, и закрывать дефект межжелудочковой перегородки. Операция выполняется на первом году жизни.

Общий артериальный ствол

Общий артериальный ствол (ОАС) – порок сердца «синего типа». В данном случае от обоих желудочков сердца отходит один сосуд, по которому течет смешанная (артериальная + венозная) кровь. Обязательно существует отверстие в межжелудочковой перегородке, чтобы кровь из обоих желудочков могла попасть в общий сосуд. Этот сосуд затем делится на аорту и легочную артерию. Наличие смешанной крови в легочной артерии приводит к плохому насыщению крови кислородом в легких, что в свою очередь определяет кислородное голодание мозга и других органов. Очень часто клапан общего сосуда работает неправильно (недостаточно хорошо закрывается или имеется сужение) и это также осложняет работу сердца. Размеры сердца резко увеличены с рождения.

С первых дней жизни при данном виде порока развивается выраженная недостаточность кровообращения, состояние ребенка прогрессивно ухудшается, несмотря на проводимое лечение. Операция требуется в течение 1-го месяца жизни. Очень велика вероятность внезапной смерти.

Трехстворчатый клапан смещен в полость правого желудочка, за счет чего размер правого желудочка резко уменьшен. Большая часть правого желудочка образует с правым предсердием гигантскую полость. В результате этого порока правый желудочек не справляется со своей функцией перекачивания крови в легкие, работает с большой нагрузкой, растягивается, что, в конечном счете, приводит к развитию недостаточности кровообращения, выраженному ограничению физических нагрузок.

В зависимости от степени смещения створок клапана операция может выполняться как в раннем возрасте, так и после 1 года.

Дефект межжелудочковой перегородки

В норме не существует сообщения между двумя желудочками. При данном виде порока кровь в силу разницы давлений между желудочками поступает из левой камеры в правую. В результате этого правый желудочек переполняется кровью, избыточное количество которой затем поступает в легкие (легкие «заливаются» кровью). Следствием этого является уменьшение количества кислорода, который поступает к различным органам, т.е. ребенок начинает испытывать кислородное голодание. Кроме того, очень велика вероятность развития воспаления легких.

  1. если дефект небольшой и нет признаков недостаточности кровообращения, то ребенку потребуется длительное наблюдение врача-кардиолога
  2. даже если дефект небольшой может развиться недостаточность кровообращения. В этом случае требуется обязательное лечение, т.к. сердце перестает справляться с нагрузкой.
  3. при большом дефекте, при отсутствии эффекта от лечения ребенку со временем потребуется операция для закрытия отверстия.

Атрезия трехстворчатого клапана (АТК)

Врожденный порок сердца «синего типа». В данном случае отсутствует сообщение между правым предсердием и правым желудочком. Кровь из правого предсердия через овальное окно попадает в левое предсердие (таким образом в левых отделах сердца появляется смешанная кровь), затем в левый желудочек. Из левого желудочка смешанная кровь идет в аорту и частично через дефект в межжелудочковой перегородке в правый желудочек, а оттуда в легочную артерию. Наличие дефектов (отверстий) в межпредсердной и межжелудочковой перегородке является принципиальным, чем меньше их размеры, тем хуже состояние ребенка и больше выражен цианоз (синий цвет кожи).

Читайте также:  Можно ли по сердцебиению определить пол ребенка

Операция требуется в кратчайшие сроки при выраженном цианозе, в противном случае операция выполняется в течение первого года жизни.

Транспозиция магистральных сосудов

В норме о левого желудочка отходит аорта и несет богатую кислородом кровь ко всем органам и тканям, а от правого желудочка отходит легочная артерия, по которой кровь бедная кислородом попадает в легкие.

При ТМС – от левого желудочка отходит легочная артерия, и богатая кислородом кровь попадает в легкие, аорта отходит от правого желудочка и по ней течет кровь бедная кислородом. Жизнь в такой ситуации зависит от наличия и размеров открытого овального окна и открытого артериального протока. При отсутствии или закрытии этих отверстий организм ребенка не получает кислорода и очень быстро погибает. В результате нарушения кровообращения кожа ребенка приобретает синий цвет.

При данном виде порока очень важно быстро поставить диагноз и направить ребенка к кардиохирургам. Без операции такие дети обречены на смерть в 100% случаев.

Сложный врожденный порок сердца, при котором имеются отверстия в межпредсердной и межжелудочковой перегородке. Помимо этого, вместо 2-х атриовентрикулярных клапанов ( митрального и трехстворчатого), существует только 1 клапан в центре сердца. Результатом такого порока является смешивание крови, как в предсердиях, так и в желудочках сердца. Вследствие особенностей кровообращения, избыточное количество смешанной крови попадает в легкие (легкие «заливаются» кровью). У таких детей очень рано развивается недостаточность кровообращения и очень высок риск развития воспаления легких.

Недостаточность кровообращения часто с трудом поддается терапевтическому лечению, дети плохо набирают вес. Радикальная операция выполняется в 3-4 месяца жизни. Если недостаточность кровообращения не удается контролировать лекарствами, а возраст ребенка и его вес не позволяют сделать радикальную операцию, то делают паллиативную (помогающую дожить до необходимого срока) коррекцию.

ОТКРЫТЫЙ АРТЕРИАЛЬНЫЙ ПРОТОК (ОАП)

В норме у плода имеется сосуд (артериальный проток), который соединяет аорту и легочный ствол. Через этот проток кровь плода минует легкие (которые во время беременности у ребенка не работают) и поступает в нижнюю половину туловища.

После рождения артериальный проток должен зарасти, если этого не происходит, то говорят о наличии у ребенка открытого артериального протока. Если проток открыт, то избыточное количество крови поступает через него в легочную артерию (так как давление в аорте выше чем в легочной артерии) , а оттуда в легкие. Таким образом резко увеличивается нагрузка на правые отделы сердца и легкие. Длительное существование ОАП приводит к необратимым изменениям в легких.

  1. Проток небольшой, недостаточности кровообращения нет, но ребенок обязательно должен находиться под наблюдением кардиолога. В данном случае существует вероятность самостоятельного закрытия сосуда.

Проток большой, сердце не справляется с нагрузкой, развивается недостаточность кровообращения, которая требует лечения. Со временем ребенку может потребоваться операция для перевязывания протока.

Источник: www.ncagp.ru

«С первых суток жизни нужна операция». Как лечат малышей с пороком сердца

Специальная акция «День детского сердца» прошла в Бакулевском центре — ведущей российской кардиоклинике. С Национальным центром сердечнососудистой хирургии был установлен телемост, в ходе которого о своих успехах в лечении пороков детского сердца смогли рассказать кардиохирурги из 30 регионов страны.

Уже не приговор

Во многих регионах сейчас высок уровень детской кардиохирургии. Например, в Краснодаре была проведена уникальная операция на сердце ещё не родившемуся ребёнку. В грудной клетке малыша врачи диагностировали опухоль и жидкость, которая поджимала сердечко — из-за этого он мог родиться значительно раньше срока и, скорее всего, сразу бы умер. Но благодаря операции всё обошлось, и к двум годам малыш достиг уровня развития обычного ребёнка.

В Воронежской области за год выявляют более 250 врождённых пороков сердца, из них около 30% у новорожденных с критическими пороками сердца. В прошлом году детям, большинству из которых было меньше года, провели 183 операции на сердце.

Зависит от порока

Мамы часто интересуются у врачей: каким их ребёнок будет после операции, сможет ли он ходить в детский сад, школу, заниматься физкультурой? Ведь статистика такова, что 71% детей с критическими пороками сердца рискуют умереть в первый год жизни, из них 97% больных современная медицина может помочь выжить. Лучше всего ребёнка оперировать в возрасте ближе к году, когда он немного окрепнет.

«Иногда, чтобы ребёнку жить, с первых суток требуется маленькая дырочка внутри предсердий. Эта операция называется операцией Рашкинда, мы её делаем очень давно, — рассказывает детский кардиолог Елена Коросан. — Под УЗИ-контролем врачи вводят катетер, заводят его в сердечко и с помощью специального устройства делают дырочку между предсердиями. А когда состояние ребёнка стабилизируется, его готовят к радикальной операции. Бывает, что у новорождённого закрыта аорта, и до нижней половины туловища — живота, почек, ног кровь может не дойти. Поэтому помощь нужна очень оперативная».

Читайте также:  Колотится сердце что делать в домашних условиях

Выздоровление ребёнка зависит от тяжести порока сердца. Например, дефект межпредсердной перегородки — дырочка между предсердиями, которую хирург закрывает «заплаточкой» — один из самых простых недугов. В первые три-четыре месяца, пока заживает грудная клетка, ребёнка ограничивают в активности. Но уже через год после операции он возвращается к обычной жизни. Тяжёлые комплексные пороки сердца требуют нескольких поэтапных операций и коррекций, чтобы привести сердце в норму.

Врач рассказала, как один малыш перенёс три тяжелейшие операции, после первой долго лежал в реанимации. И вот, через три года она встретила его на спортивной секции. Малыш стал таким активным, что родители решили отдать его заниматься спортом. В больнице рассказали про ещё одного малыша, который был прооперирован лет пять назад. При рождении он весил всего два килограмма, была диагностирована тяжёлая сердечная недостаточность, прогрессировала лёгочная гипертензия. И когда он достиг четырех килограммов, его стали оперировать. Теперь он ничем не отличается от других детей.

Домой через три дня

В отделении кардиохирургии Воронежской областной больницы сейчас лежат около 10 малышей, у каждого из них на груди лейкопластырь, а это значит, что им уже была проведена операция. У полуторагодовалого Омара до операции была выраженная сердечная недостаточность, отдышка, ребёнку давали сильные таблетки.

«Когда я первый раз увидела, как дышит этот ребёнок, было без диагностики понятно, что у него тяжёлый порок сердца, — рассказывает Елена Коросан. — Сначала с помощью препаратов ему скорректировали сердечную недостаточность, выполнили операцию по коррекции дефекта межжелудочковой перегородки, то есть закрыли дырочки между двумя желудочками и сделали пластику митрального клапана. Учитывая размеры сердца, это практически микроскопическая техника, которой наши детские хирурги владеют в совершенстве».

Уже через трое суток после операции малыш лежал в палате вместе с мамой, а ещё через три дня их должны выписать домой.

Как работает система?

Большинство всех пороков сердца у детей (около 72%) диагностируют до рождения. Почему не больше? Как поясняют врачи, не все женщины встают на учёт по беременности, а небольшие дефекты сердца могут быть не видны из-за особенностей положения плода. Если подтверждается порок сердца, женщина находится на особом контроле, и рожает в перинатальном центре.

« Существенный скачок в лечении пороков сердца новорожденным произошёл с открытием перинатального центра в 2011 году, — комментирует воронежский детский кардиохирург Сергей Быков. — Если 10 лет назад пациентов со сложными пороками сердца отправляли в центр Бакулева, то сейчас практически все оперируются у нас. При этом выросло количество операций детям до года. Если мы знаем, что ребёнок родился с пороком сердца, его сразу же смотрит детский кардиолог, выполняется УЗИ сердца, компьютерная томография. В течение суток мы получаем точный диагноз и знаем, какое лечение провести».

«Открытие перинатального центра серьёзно облегчило задачу транспортировки новорождённых, так как здания расположены на одной территории, — добавляет Елена Коросан. — Для этого нужны транспортировочные кувезы — они позволяют поддерживать нужную температуру и влажность. В ту минуту, когда малыша доставляют к нам, у нас уже готово подогретое место. В отделении реанимации имеется специальное оборудование для новорожденных».

Но есть и проблемы. Как отмечает главный кардиохирург регионального департамента здравоохранения, руководитель кардиохирургического центра областной больницы Сергей Ковалёв, пока не отлажена система детской реабилитации.

«Много детей проходят не одну, а несколько операций, к которым нужно готовить — для этого должны быть специализированные отделения, — считает врач. — В регионе уже работает программа по реабилитации сердечников, есть программа для перенёсших инсульт. А вот подобной детской реабилитации пока нет, а она нужна».

Источник: chr.aif.ru

«С первых суток жизни нужна операция». Как лечат малышей с пороком сердца

Специальная акция «День детского сердца» прошла в Бакулевском центре — ведущей российской кардиоклинике. С Национальным центром сердечнососудистой хирургии был установлен телемост, в ходе которого о своих успехах в лечении пороков детского сердца смогли рассказать кардиохирурги из 30 регионов страны.

Уже не приговор

Во многих регионах сейчас высок уровень детской кардиохирургии. Например, в Краснодаре была проведена уникальная операция на сердце ещё не родившемуся ребёнку. В грудной клетке малыша врачи диагностировали опухоль и жидкость, которая поджимала сердечко — из-за этого он мог родиться значительно раньше срока и, скорее всего, сразу бы умер. Но благодаря операции всё обошлось, и к двум годам малыш достиг уровня развития обычного ребёнка.

Читайте также:  Пульс норма у женщин 30

В Воронежской области за год выявляют более 250 врождённых пороков сердца, из них около 30% у новорожденных с критическими пороками сердца. В прошлом году детям, большинству из которых было меньше года, провели 183 операции на сердце.

Зависит от порока

Мамы часто интересуются у врачей: каким их ребёнок будет после операции, сможет ли он ходить в детский сад, школу, заниматься физкультурой? Ведь статистика такова, что 71% детей с критическими пороками сердца рискуют умереть в первый год жизни, из них 97% больных современная медицина может помочь выжить. Лучше всего ребёнка оперировать в возрасте ближе к году, когда он немного окрепнет.

«Иногда, чтобы ребёнку жить, с первых суток требуется маленькая дырочка внутри предсердий. Эта операция называется операцией Рашкинда, мы её делаем очень давно, — рассказывает детский кардиолог Елена Коросан. — Под УЗИ-контролем врачи вводят катетер, заводят его в сердечко и с помощью специального устройства делают дырочку между предсердиями. А когда состояние ребёнка стабилизируется, его готовят к радикальной операции. Бывает, что у новорождённого закрыта аорта, и до нижней половины туловища — живота, почек, ног кровь может не дойти. Поэтому помощь нужна очень оперативная».

Выздоровление ребёнка зависит от тяжести порока сердца. Например, дефект межпредсердной перегородки — дырочка между предсердиями, которую хирург закрывает «заплаточкой» — один из самых простых недугов. В первые три-четыре месяца, пока заживает грудная клетка, ребёнка ограничивают в активности. Но уже через год после операции он возвращается к обычной жизни. Тяжёлые комплексные пороки сердца требуют нескольких поэтапных операций и коррекций, чтобы привести сердце в норму.

Врач рассказала, как один малыш перенёс три тяжелейшие операции, после первой долго лежал в реанимации. И вот, через три года она встретила его на спортивной секции. Малыш стал таким активным, что родители решили отдать его заниматься спортом. В больнице рассказали про ещё одного малыша, который был прооперирован лет пять назад. При рождении он весил всего два килограмма, была диагностирована тяжёлая сердечная недостаточность, прогрессировала лёгочная гипертензия. И когда он достиг четырех килограммов, его стали оперировать. Теперь он ничем не отличается от других детей.

Домой через три дня

В отделении кардиохирургии Воронежской областной больницы сейчас лежат около 10 малышей, у каждого из них на груди лейкопластырь, а это значит, что им уже была проведена операция. У полуторагодовалого Омара до операции была выраженная сердечная недостаточность, отдышка, ребёнку давали сильные таблетки.

«Когда я первый раз увидела, как дышит этот ребёнок, было без диагностики понятно, что у него тяжёлый порок сердца, — рассказывает Елена Коросан. — Сначала с помощью препаратов ему скорректировали сердечную недостаточность, выполнили операцию по коррекции дефекта межжелудочковой перегородки, то есть закрыли дырочки между двумя желудочками и сделали пластику митрального клапана. Учитывая размеры сердца, это практически микроскопическая техника, которой наши детские хирурги владеют в совершенстве».

Уже через трое суток после операции малыш лежал в палате вместе с мамой, а ещё через три дня их должны выписать домой.

Как работает система?

Большинство всех пороков сердца у детей (около 72%) диагностируют до рождения. Почему не больше? Как поясняют врачи, не все женщины встают на учёт по беременности, а небольшие дефекты сердца могут быть не видны из-за особенностей положения плода. Если подтверждается порок сердца, женщина находится на особом контроле, и рожает в перинатальном центре.

« Существенный скачок в лечении пороков сердца новорожденным произошёл с открытием перинатального центра в 2011 году, — комментирует воронежский детский кардиохирург Сергей Быков. — Если 10 лет назад пациентов со сложными пороками сердца отправляли в центр Бакулева, то сейчас практически все оперируются у нас. При этом выросло количество операций детям до года. Если мы знаем, что ребёнок родился с пороком сердца, его сразу же смотрит детский кардиолог, выполняется УЗИ сердца, компьютерная томография. В течение суток мы получаем точный диагноз и знаем, какое лечение провести».

«Открытие перинатального центра серьёзно облегчило задачу транспортировки новорождённых, так как здания расположены на одной территории, — добавляет Елена Коросан. — Для этого нужны транспортировочные кувезы — они позволяют поддерживать нужную температуру и влажность. В ту минуту, когда малыша доставляют к нам, у нас уже готово подогретое место. В отделении реанимации имеется специальное оборудование для новорожденных».

Но есть и проблемы. Как отмечает главный кардиохирург регионального департамента здравоохранения, руководитель кардиохирургического центра областной больницы Сергей Ковалёв, пока не отлажена система детской реабилитации.

«Много детей проходят не одну, а несколько операций, к которым нужно готовить — для этого должны быть специализированные отделения, — считает врач. — В регионе уже работает программа по реабилитации сердечников, есть программа для перенёсших инсульт. А вот подобной детской реабилитации пока нет, а она нужна».

Источник: chr.aif.ru